June 7th, 2019

Я

Ибо нет места без своего духа-покровителя.

Во время одного из моих одиноких странствий по далекому краю гор, краю
печально вьющихся рек и уныло дремлющих озер мне довелось набрести на некий
ручей и остров. Порою июньского шелеста листвы я неожиданно наткнулся на них
и распростерся на дерне под сенью ветвей благоухающего куста неизвестной мне
породы, дабы предаться созерцанию и дремоте. Я почувствовал, что видеть
окружающее дано было мне одному - настолько оно походило на призрачное
видение.

По всем сторонам - кроме западной, где начинало садиться солнце, -
поднимались зеленые стены леса. Речка, которая в этом месте делала крутой
поворот, казалось, не могла найти выхода и поглощалась на востоке густой
зеленой листвой, а с противоположной стороны (так представлялось мне, пока я
лежал растянувшись и смотрел вверх) беззвучно и непрерывно низвергался в
долину густой пурпурно-золотой каскад небесных закатных потоков.

Примерно посередине небольшого пространства, которое охватывал мой
мечтательный взор, на водном лоне дремал круглый островок, покрытый густою
зеленью.

"Так тень и берег слиты были,
Что словно в воздухе парили", -

чистая вода была так зеркальна, что едва было возможно сказать, где
именно на склоне, покрытом изумрудным дерном, начинаются ее хрустальные
владения.

С того места, где я лежал, я мог охватить взглядом и восточную и
западную оконечности острова разом и заметил удивительно резкую разницу в их
виде. К западу помещался сплошной лучезарный гарем садовых красавиц. Он сиял
и рдел под бросаемыми искоса взглядами солнца и прямо-таки смеялся цветами.
Короткая, упругая, ароматная трава пестрела асфоделиями. Было что-то от
Востока в очертаниях и листве деревьев - гибких, веселых, прямых, ярких,
стройных и грациозных, с корою гладкой, глянцевитой и пестрой. Все как бы
пронизывало ощущение полноты жизни и радости; и хотя с небес не слетало ни
дуновения, но все колыхалось - всюду порхали бабочки, подобные крылатым
тюльпанам (8).

Другую, восточную часть острова окутывала чернейшая тень. Там царил
суровый, но прекрасный и покойный сумрак. Все деревья были темного цвета;
они печально клонились, свиваясь в мрачные, торжественные и призрачные
очертания, наводящие на мысли о смертельной скорби и безвременной кончине.
Трава была темна, словно хвоя кипариса, и никла в бессилии; там и сям среди
нее виднелись маленькие неказистые бугорки, низкие, узкие и не очень
длинные, похожие на могилы, хотя и не могилы, и поросшие рутой и розмарином.
Тень от деревьев тяжко ложилась на воду, как бы погружаясь на дно и
пропитывая мраком ее глубины. Мне почудилось, будто каждая тень, по мере
того как солнце опускалось ниже и ниже, неохотно отделялась от породившего
ее ствола и поглощалась потоком; и от деревьев мгновенно отходили другие
тени вместо своих погребенных предтеч.

Эта идея, однажды поразив мою фантазию, возбудила ее, и я погрузился в
грезы. "Если и был когда-либо очарованный остров, - сказал я себе, - то это
он. Это приют немногих нежных фей, переживших гибель своего племени. Их ли
это зеленые могилы? Расстаются ли они со своею милою жизнью, как люди? Или,
умирая, они скорее грустно истаивают, мало-помалу отдавая жизнь богу, как
эти деревья отделяют от себя тень за тенью, теряя свою субстанцию? И не
может ли жизнь фей относиться к поглощающей смерти, как дерево - к воде,
которая впитывает его тень, все чернея и чернея?"

Эдгар Аллан По "Остров феи"

(Всё тут: http://lib.ru/INOFANT/POE/poe05.txt)

Я

Сесиль Мэри Баркер "Песня эльфа бука"

***
По красоте мой серый ствол
Поспорил бы с гранитом,
Но я овраги предпочёл
Сухим дворцовым плитам.
Стою во мху, а у ветвей
Нет ни конца, ни края.
Вам скажут дрозд и соловей:
Я небо подпираю.

Когда весна взойдёт на трон
И плющ затянет стену,
Я мягкий шёлковый помпон
На каждый лист надену.
Всех зеленее майский Бук!
Он юн, как ты, мой юный друг,
Хотя ему три века;
А солнце плещется вокруг
И согревает лес, и луг,
И Бук, и человека.

***

The Song of the Beech Tree Fairy

The trunks of Beeches are smooth and grey,
Like tall straight pillars of stone
In great cathedrals where people pray;
Yet from tiny things they've grown.
About their roots is the moss; and wide
Their branches spread, and high
It seems to us, on the earth, who bide,
That their heads are in the sky.

And when Spring is here,
and their leaves appear
With a silky fringe on each,
Nothing is seen so new and green
As the new young green of Beech.
O the great grey Beech is young, is young,
When, dangling soft and small,
Round balls of bloom from its twigs are hung,
And the sun shines over all.

(Больше тут: https://www.stihi.ru/avtor/barker)