October 21st, 2019

Я

Пять цветов. Белый

Конечно, для всего есть причины и основания, и если уж человек что-то любит, то любит, и наоборот. Я вот не люблю белые цветы, вообще, все другие люблю, а от белых как бы морщусь сразу внутренне: нечто вам тяму не хватило как-то раскрасить поярче, да хоть как. В общем пресноватенько на мой вкус. И как только в мои руки попадает любой цветочек с белыми же цветочками, я тут же его пристраиваю в соседские руки. Так у Раисы Михайловны на подоконнике стоит моя дивная герань, покрытая холодными пломбирными соцветиями, а у Жанны Федоровны тоже на подоконнике - моя петуния вся в острых снежных звездочках. Но потом еще и котенок совершенно белый возник, ласковый и мягкий, который то здесь, то там, то тут, на моем подоконнике, расцветает, и потихоньку учит меня любить белый цвет.
Я

утончённой, все пронизывающей мудрости

Роль тантры заключается в трансформации всех удовольствий в трансцендентный опыт ясного, глубокого осознания. Вместо того чтобы выступать за отказ от мирских наслаждений, как это принято во многих других традициях, тантра акцентирует внимание на том, что для человека гораздо более эффективен путь наслаждения жизнью, когда порожденная удовольствиями энергия направляется на быстрое и действенное достижение самореализации и просветления. Это наиболее искусный способ использования нашего драгоценного человеческого потенциала.

Через методы глубинной трансформации тантра наглядно показывает, что мы, человеческие существа, обладаем способностью наслаждаться блаженным состоянием безграничного счастья, в то же время оставаясь свободными от заблуждения, обычно омрачающего стремление к удовольствию. Вопреки мнению некоторых людей, в наслаждении жизнью и получении удовольствия нет ничего дурного. Что в действительности неправильно, так это то внутреннее смятение, с которым мы ищем и пытаемся продлить удовольствия, превращая их из источника счастья в источник боли и неудовлетворенности. Таким образом, если бы нам удалось освободиться от привычного стремления удержать удовольствие, то мы бы могли наслаждаться жизнью сколько душе угодно и без каких-либо трудностей, которыми, как правило, сопровождается обычный, обусловленный нашими внутренними установками поиск удовольствий.

При правильном понимании идеи трансформации все, что мы делаем двадцать четыре часа в сутки, может приблизить нас к нашей цели, а именно к постижению идеи целостности бытия и самореализации. Любое наше действие - ходьба, прием пищи и даже освобождение организма от продуктов жизнедеятельности - может стать частью нашего духовного пути. Даже сон, который, как правило, проходит во мраке неосознанности или в хаосе сновидений, может быть превращен в опыт соприкосновения с ясным светом реальности и восприятия утонченной, все пронизывающей мудрости.

Возможно, все это может показаться нереальным. Разумеется, в других, более постепенных духовных методиках - в том числе и тех, что относятся к буддийскому пути сутры, - подчеркивается, что желание, зависть и другие заблуждения, присущие нашей повседневной жизни, нечисты по своей сути и к ним нужно относиться, как к яду. Нам постоянно напоминают об оказываемом ими губительном воздействии, призывая, насколько это возможно, избегать их влияния. Но, как уже отмечалось, у тантры иной подход. Несмотря на то что, согласно ей, заблуждения (такие как привязанность к своим желаниям) являются источником неудовлетворенности и страданий, и по сему их необходимо преодолеть, тантра также учит искусным способам использования энергии этих заблуждений, с тем чтобы углубить нашу степень осознания и ускорить духовный прогресс. Обладая необходимым навыком и опытом, можно, как известно, собирать ядовитые растения и использовать их как мощное лекарственное средство. Так и здесь: хорошо осведомленный и искусный практик тантры может обратить энергию желаний, и даже гнева, на достижение полезной цели. Нет никаких сомнений в том, что это возможно.

Лама Тубтен Еше



(http://www.kunpendelek.ru/library/buddhism/articles/introduction-to-tantra/3208/)