ada_ardis

Categories:

Мой комментарий к записи «Кто такой Чичиков? Взрыв менталитета» от antimantikora

Я как-то тоже решила поразмышлять на тему второго тома "Мёртвых душ" и вот до чего доразмышлялась...

ГОГОЛЬ БЫЛ ТЕРТЕН

Гоголь был тертён, добыватель терм — сокровищ замысла. Однажды в жаркий летний полдень он пошел прогуляться, подышать, подумать о самом главном и оказался вдруг в чистом поле, надо сказать, это было самое прекрасное место на всей земле. Он наклонился над ромашкой, чтобы понюхать её, да только зря перепачкал свой длинный любопытный нос желтой пыльцой. Красные маки от тяжести и ветра клонили свои головки низко — словно «Здравствуй» говорили хорошему человеку и тертёну. Первый же том «Мертвых душ» Гоголь извлек из василька, неприметного цветочка, который только что количеством и берет за душу, когда волнами охватывает всё, волнует всё до горизонта. Принес он книгу в свою усадьбу, сел читать да чаю попросил со свежей малиной — благо было лето. Закончил за полночь следующего дня следующей недели следующего года - больно уж хотелось узнать, чем дело кончится. Оказалось же, что первым томом «Мертвых душ» дело вовсе и не заканчивается, там, во втором томе, должно было быть написано самое главное, то о чём мечталось во время долгих летних прогулок, то, о чём грезилось только самой нескончаемой и поэтому темной зимой. Пусть лишь только одна живая душа под названием Гоголь требовала продолжения «Мертвых душ» — для вечности совсем не важно — только где же его, этот том, было взять? Снова извлечь или же просто-напросто сесть и создать самому, пусть уйдут годы, десятилетия, столетия, на благое дело не жалко лет. И он сел за грубый деревянный стол, взял в руку нежное лебединое перо и создал, благо варенье заготовили впрок: и клубничное, и вишневое, и яблочное, и грушевое, а еще из смородины, крыжовника и смоквы, благо горячий зеленый чай будто сам собой появлялся в чашке из тонкого английского фарфора с белыми птичками на гладком белом боку.

Однажды летним жарким полднем Гоголь вышел пройтись, подышать свежим воздухом. Под мышкой держал он второй том «Мертвых душ» - еще чернила блестели, таким свежим было великое произведение. По пути он понюхал ромашку, поклонился макам и, дойдя до первой васильковой волны, спрятал второй том в самый неприметный, нежно-небесный цветочек, надежно спрятал, до поры до времени.

(15 февраля 2013 года)

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your IP address will be recorded