Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Я

Защитники

Мы узнали, какую помощь можно получить от животных силы, обсудили учителей из внутренних планов бытия и помощников из минерального царства. Теперь давайте обратимся к теме защитников из растительного царства: деревьям, кустарникам и другим растениям, часто появляющимся в шаманских путешествиях. Они могут поделиться с нами своими знаниями и мудростью, если мы проявим желание и готовность настроиться на них.

Деревья могут служить защитниками и проводниками, так как люди имеют сродство с ними, хотя многие даже не подозревают о существовании такой связи. Как и деревья, мы начинаем жизнь в виде семени, которое содержит в себе наш личный потенциал. Как и деревья, мы получаем питание из почвы и тепло от. Солнца. Подобно деревьям, мы растем и расцветаем в зрелом возрасте, предоставляя кров и защиту другим людям, противостоим жизненным бурям и невзгодам.

На физическом плане главная цель деревьев — защищать и охранять природную среду Земли. Без них все живое на нашей планете погибло бы от избытка углекислого газа в атмосфере. На другом уровне бытия деревья предстают как упорядоченные энергетические схемы, обладающие осознанием и дремлющим потенциалом. Образный ряд, связанный с деревьями, возникает из глубин подсознательного и неосознанного разума в измененном состоянии осознания.

Как я уже говорил раньше, все, что происходит в шаманском путешествии, обладает особым смыслом, и деревья, разумеется, не исключение. Образы деревьев сообщают нам что-то важное. Как мы можем раскрыть их смысл? Отчасти через понимание физических характеристик дерева и применение этих характеристик в контексте повседневной жизни, а отчасти — из новых шаманских путешествий в поисках объяснений.

Вот список атрибутов деревьев и кустарников, часто встречающихся в шаманских путешествиях. Он поможет начинающему шаману достигнуть более осмысленного понимания своего опыта.

Береза

Серебристо-белый ствол березы символизирует чистоту намерения и решительность духа. Береза учит нас, что ясная цель необходима для успеха любого шаманского предприятия. Она помогает закрепить нужный образ, фокусирует намерение и защищает образ от рассеивания. Береза символизирует новое начало и прилив энергии, который мы обычно испытываем, когда беремся за очередное полезное дело.

Бук

Бук связан с жаждой познания, питающей душу. Это хранитель утраченной мудрости, открывающий доступ к ней тем, кто ищет с любовью в сердце. Он предохраняет от повторных ошибок и помогает установить прочную основу для будущих действий.

Вереск

Поскольку вереск растет близко к земле, он ассоциируется с практичностью. Вереск считали счастливым растением, поскольку его успокаивающие качества способствовали сновидению и мечтаниям, когда в глубинах подсознания формируется будущее. Вереск охраняет сонное царство от негативных воздействий.

Дуб

Особые качества дуба — сила и прочность. Он растет медленно, но неуклонно, подчеркивая важность терпения и тот факт, что самые великие свершения начинаются с малого. Дуб дает силу для внутренних свершений. Он учит нас преодолевать ограничения, налагаемые логическими системами знания на наши мечты и устремления.

Ель

В растительном царстве ель представляет собой эквивалент орла в царстве животных. Она наделяет дальнозоркостью и позволяет угадывать вероятный итог задуманных действий. Таким образом, ель расширяет нашу перспективу. Это дерево ясновидящих и пророков.

Жимолость

Переплетающиеся ветви жимолости и пьянящий аромат ее цветов ассоциировались с чувственностью и постепенным раскрытием секретов. В некоторых культурах жимолость была символом лабиринта и поиска духовных тайн. Жимолость учит искать путь к своему духовному центру и наслаждаться радостями бытия. Ее особое качество — защита от рассеянности.

Ива

Гибкие ветви ивы использовались для плетения изгородей, корзин, и других предметов домашнего обихода. Ива показывает, как важно содержать вещи в равновесии, обеспечивать должную защиту и поддержку. Она учит адаптироваться в постоянно меняющемся мире и испытывать удовлетворение от процесса работы, а не от конечной цели.

Камыш

Длинный, прямой стебель камыша сравнивали с древком стрелы. Воин или охотник должен был с большой тщательностью выбирать стрелу, чтобы выстрел был таким же точным, как и его намерение. Камыш учит нас тому, как важно определять направление и четко формулировать намерение. Он также придает внутреннюю силу, позволяющую нам приспосабливаться к переменам и сгибаться, не ломаясь под натиском житейских бурь.

Можжевельник

Можжевельник ассоциируется с очищением и восстановлением. Он способствует приобретению навыков и орудий, необходимых для достижения поставленной цели.

Кеннет Медоуз "Шаманский опыт"



(https://www.litmir.me/br/?b=109096&p=36)
Я

И ещё о непостоянстве.

Считается, что предварительные практики даже более глубоки, чем основная практика. Если вы хотите вырастить растение, вам потребуется для этого плодородная почва; можно хоть сто лет сажать зёрна в камень, но это не принесёт урожая. Если Четыре мысли, изменяющие сознание, не укоренятся в вашем потоке бытия, если вы не понимаете их глубины, то вы не реализуете истинного значения. Высочайшие учения Ваджраяны основываются на предварительных практиках.

Четыре мысли, изменяющие сознание, — не выше нашего понимания. Мы способны понять, что человеческая жизнь в высшей степени редка и драгоценна. Большинству из нас известно, что всё непостоянно; что с каждым днём наша жизнь всё короче и короче. Если мы хоть чуть-чуть соображаем, то можем сами убедиться, что наши действия имеют кармические последствия. И, наконец, очевидно, что все сансарические состояния, будучи непостоянными и ненадёжными, не могут предложить нам долговременного счастья. Всё это достаточно понятно, — но здесь мало интеллектуального понимания. Мы должны принять это всем сердцем и усвоить это понимание своим потоком бытия.

Все великие мастера прошлого практиковали таким образом. Они отказывались от мирских забот и придавали мирским целям меньше значения, чем плевку. А ведь никто никогда не нагибается, чтобы поднять плевок, не так ли? Нужно пытаться взращивать такую же отстранённость от всех сансарических состояний. Старый мастер традиции Кадампа сказал: «Откажись от своей родины; скитайся в неведомых землях; будь ребёнком гор; прикрывай наготу туманом; общайся с дикими зверями в джунглях, пещерах и горных ритритах». Как практикующие могли так жить? Силой воли принуждая себя выдерживать эти трудности? Нет, они просто ясно и беспрекословно принимали всем своим сердцем Четыре мысли, изменяющие сознание. Когда мы размышляем об этих Четырёх мыслях и действительно принимаем их близко к сердцу, тогда подлинная практика Дхармы совсем не трудна.

Если мы действительно понимаем, как драгоценна жизнь в человеческом теле, жизнь, со всеми её свободами и богатствами, жизнь, которую настолько сложно обрести, то больше не можем впустую тратить время. Мы наполнены глубочайшей радостью оттого, что получили настолько редкую и драгоценную жизнь, и хотим использовать это сокровище с наилучшим результатом. Это чувство истинной ценности жизни, глубокой радости, не позволяющей сидеть сложа руки, — вот мера усвоения драгоценности человеческого тела.

В качестве ещё одного примера того, как следует усвоить Четыре мысли, приводят тщеславную красавицу, заметившую, что у неё горят волосы. Она не станет сидеть сложа руки, а немедленно попытается затушить своё горящее достояние. Точно так же, действительно усвоив Четыре мысли, мы, не колеблясь ни секунды, немедленно начинаем стараться практиковать святую Дхарму.

Ведь обычно люди считают: «А всё-таки вещи отчасти постоянны; а срок нашей жизни не так уж мал». Конечно, все знают о непостоянстве, но думают при этом, что к теперешнему моменту это не относится; непостоянство «наступит позже». Мы думаем, например: «Да, этот объект когда-нибудь перестанет существовать и распадётся; однако сейчас он существует и продолжает существовать. Следовательно, вещи — постоянны». Такое отношение противоречит истинному положению дел.

Принять непостоянство близко к сердцу — значит признать, что ничто в мире не длится даже до следующей секунды; особенно наша жизнь. Наше существование здесь, в физическом теле, лишено реального постоянства. Мы умрём. Нужно развить в себе такой подход к этому: «Я умру. Я не знаю — когда и как, но неизбежно умру!». Переживайте это так интенсивно, чтобы стало невыносимым сидеть сложа руки. Вместо этого вы начинаете чувствовать: «Нужно сделать что-то действительно достойное. Я не могу позволить себе тратить время зря. С каждой секундой я всё ближе к смерти. И не только я — так и со всеми, но они не замечают этого». Мера действительного усвоения мысли о непостоянстве — это подлинное понимание своей смертности (и смертности всех остальных). Когда вы начнёте болезненно ясно понимать «страдание обусловленности» и каждую секунду чувствовать, что ваше время истекает, вы просто-напросто откажетесь тратить хотя бы один миг на деятельность, не являющуюся практикой Дхармы.

И ещё о непостоянстве. Посмотрите на Вселенную, в которой мы живём. Обычно люди верят, что мир прочен и реален; но это не так. Он не будет длиться вечно и к тому же постоянно меняется от одной секунды к следующей. Когда Вселенная в конце концов распадётся, от мира, который мы знаем, ничего не останется. Он будет уничтожен «семью солнцами» и «одной водой»; останется только пространство. Само пространство ни из чего не состоит, поэтому с ним ничего не может случиться; но всё, находящееся в пространстве, прекратит существование — всё без исключения! После этого некоторое время будет продолжаться период полной пустоты; вслед за этим начнёт образовываться новая Вселенная. Она, в свою очередь, будет существовать какое-то время — именно это время мы и переживаем сейчас, — а потом опять распадётся и исчезнет. Эти четыре больших цикла — возникновение, существование, распад и пустота — составляют великий эон; этот процесс повторяется вновь и вновь. Ничто материальное не исключено из этого процесса. Если мы хорошенько вдумаемся в это, наша обычная тенденция цепляться за постоянство исчезнет сама по собой.

Тулку Ургьен Ринпоче

Я

В одно мгновение

Спустя некоторое время Марпа решил, что собрал достаточно учений для своих целей, и стал собираться домой. Он добрался до гостиницы в большом городе, где присоединился к своему товарищу по путешествию. Оба решили посидеть вместе и сопоставить результаты своих усилий. Когда приятель Марпы увидел то, что он собрал, он рассмеялся и сказал: «То, что ты собрал, никому не нужно! Тексты этих учений уже есть в Тибете. Тебе следовало найти что-нибудь более захватывающее и редкостное. Вот я нашёл необыкновенные учения, получив их от великих мастеров».

Разумеется, Марпа был чрезвычайно разочарован и потрясён, ведь он проделал столь долгий путь со множеством трудностей и с большими затратами, поэтому он решил вернуться к Наропе и попытать счастья ещё раз. Когда он пришёл к хижине Наропы и попросил более редкостное, экзотическое, более «продвинутое» учение, Наропа, к его удивлению, ответил: «Жаль, но сейчас ты не можешь получить это учение от меня. Тебе придётся пойти к другому человеку по имени Кукурипа и получить учение от него. Путь к нему труден, потому что Кукурипа живёт на острове, расположенном посередине ядовитого озера. Но это как раз тот человек, которого тебе надо увидеть, если ты хочешь получить это учение».

К этому времени Марпа совсем отчаялся, он решил рискнуть и отправиться в путешествие. Кроме всего прочего, если этот Кукурипа обладает учением, которое ему не в состоянии дать даже сам великий Наропа, если к тому же он обитает посреди ядовитого озера, тогда он должен быть весьма необыкновенным учителем, великим мистиком.

И вот Марпа отправился в путь. Ему удалось переправиться через озеро; высадившись на острове, он начал искать Кукурипу. Он нашёл старика индийца, жившего в грязи среди сотен собак. Ситуация была по меньшей мере нелепой, однако Марпа всё же попытался поговорить с Кукурипой. Но всё, что он услышал, было сплошной бессмыслицей, Кукурипа нёс полнейший вздор.

Положение стало почти невыносимым – не только потому, что речь Кукурипы была недоступной пониманию, но ещё и потому, что Марпе постоянно приходилось быть настороже из-за сотен собак. Едва лишь ему удавалось подружиться с одной из них, как другая начинала рычать и норовила укусить его. Наконец, выйдя из себя, Марпа отбросил все попытки, больше не пытался делать записи и оставил всяческие намерения получить какую бы то ни было тайную доктрину. И в этот момент Кукурипа заговорил с ним совершенно вразумительным и понятным языком, а собаки перестали его беспокоить. И Марпа получил учение.

8

Закончив обучение у Кукурипы, он ещё раз вернулся к своему гуру, Наропе. Наропа сказал: «А теперь ты должен вернуться в Тибет и учить. Недостаточно получить только теоретическое учение. Тебе необходимо пройти через определённый жизненный опыт. Тогда ты сможешь вернуться сюда ещё раз и учиться дальше».

Марпа снова повстречался со своим другом по исканиям; вместе они отправились в далёкое обратное путешествие в Тибет. Товарищ Марпы также изучил очень многое, оба везли с собой кипы рукописей и по пути беседовали о том, что узнали. Вскоре Марпа начал ощущать какую-то неловкость по отношению к своему другу: ему стало казаться, что тот всё более настойчиво старается выяснить, какие учения собрал Марпа. Их разговоры каким-то образом всё время возвращались к этому предмету, пока наконец товарищ не решил, что Марпе удалось добыть более ценные учения, и поэтому стал проявлять настоящую зависть. И когда они на плоту пересекали реку, товарищ Марпы принялся жаловаться на то, что он придавлен грузом, который они везут, что ему неудобно сидеть. Он стал пересаживаться на другое место, как бы стараясь устроиться поудобней, и при этом ухитрился столкнуть в реку все рукописи Марпы. Марпа в отчаянии пытался спасти их, но тщетно – его рукописи пропали! Все тексты, которые он собирал с такими невероятными трудностями, исчезли в одно мгновение.

Чогьям Трунгпа Ринпоче

Я

Pantone посвятили три новых цвета исчезающим видам кораллов

Специалисты Pantone выбрали главным цветом 2020 года «Умирающий коралл». Однако на этом они не остановились и привлекли внимание к проблеме исчезновения живых рифовых структур и иным способом. Pantone и некоммерческая природоохранная организация The Ocean Agency представили совместную палитру Glowing Gone. Они выбрали для нее три ярких оттенка, которыми кораллы начинают светиться перед смертью: синий, желтый и фиолетовый.

Феномен, известный как свечение кораллов, является для этих живых организмов предсмертным сигналом. Напомним, что вымирание кораллов, которое визуально проявляется как обесцвечивание, вызвано повышением температуры в Мировом океане.



(https://az.sputniknews.ru/lifestyle/20190628/420891986/Pantone-posvyatili-tri-novykh-tsveta-ischezayuschim-vidam-korallov.html)
Я

Лха, нъен и лю

Я хочу представить ещё один способ видения этого порядка; в нем заключена часть мудрости Шамбалы — мудрости моей родной страны Тибета. Этот взгляд на мир также основан на трехчастном делении: его начальные элементы называются лха, нъен и лю. Эти три принципа не вступают в противоречие с принципами неба, земли и человека, но, как вы увидите, они дают несколько иную перспективу. Лха, нъен и лю исходят скорее из законов Земли, хотя признают и повеления Неба, и место Человека. Лха, нъен и лю описывают порядок и внешнее устройство самой земли; они показывают, как люди могут вплести себя в ткань изначальной реальности. Таким образом, применяя принципы лха, нъен и лю, мы, по существу, пользуемся ещё одним способом призвать силу драла, или естественной магии.

Лха означает буквально «божественный» или «божество»; но в данном случае лха скорее относится к высочайшим точкам Земли, а не к небесной сфере. Сфера лха — это вершины снежных гор, где находятся ледники и голые скалы. Лха — высочайший пункт, точка, которая раньше других улавливает свет восходящего Солнца. Это те места на Земле, которые проникают в небеса, проникают в облака; таким образом лха находится настолько близко небу, насколько небо вообще достижимо на Земле.

Психологически лха представляет первое пробуждение. Это переживание огромной свежести и свободы от загрязненности вашего ума. Лха — это то, что впервые отражает Великое Солнце Востока в вашем существе. Это также ощущение собственного сияния, проецирование большой доброты. В человеческом теле лха — это голова, прежде всего глаза и лоб; таким образом, принцип лха представляет физическую возвышенность, а также проецирование вовне.

Нъен буквально означает «друг». Нъен начинается с широких горных отрогов и включает в себя леса, джунгли и равнины. Горная вершина — это лха, а величественные отроги гор представляют собой нъен. В традиции японских самураев широкие накрахмаленные плечи одеяния представляют принцип нъен. Ту же роль играют эполеты, подчеркивающие плечи, и в военной традиции Запада. В теле принцип нъен включает в себя не только плечи, но также туловище, грудь и ребра. Психологически это прочность, чувство опоры на земле. Таким образом, нъен связан с храбростью и доблестью человека. В этом смысле он представляет собой просветленную версию дружбы — быть смелым и полезным для других.

Наконец, есть ещё лю, что буквально означает «водное существо». Это сфера океанов, рек и великих озер, сфера воды и сырости. Лю обладает качеством жидкой драгоценности; таким образом, сырость связана и с богатством. Психологически переживание лю подобно прыжку в золотое озеро. Лю — это тоже свежесть, но не такая, как свежесть ледяных гор лха. Здесь свежесть подобна солнечному свету: отражаясь в глубоком озере, свет показывает драгоценное жидкое качество воды. В нашем теле лю — это ноги, ступни и все, что находится ниже талии.

Лха, нъен и лю имеют отношение к временам года. Зима — это лха, самый возвышенный и величественный сезон. Зимой вы чувствуете себя как бы наверху, над облаками: вы ощущаете бодрящую свежесть, словно летите в воздухе. Далее идет весна — она спускается с небес и соприкасается с землей; это переход от лха к нъен. Затем наступает лето — полное развитие уровня нъен, когда все растения зелены и в полном цвету. Потом лето переходит в осень, связанную с лю, — наступает период заключительного развития, плодоношения. Плоды и урожай осени — это осуществление лю. Вплетаясь в ритмику четырех времен года, лха, нъен и лю взаимодействуют друг с другом и образуют основу процесса развития. Эта закономерность применима и ко многим другим ситуациям. Взаимодействие лха, нъен и лю подобно таянию снега на горе. Солнце согревает горные вершины, и снега начинают таять. Это лха. Затем вода сбегает вниз по склонам гор, образуя ручьи и реки; это нъен. В конце концов реки сливаются в океане — это лю, или завершение.

Чогьям Трунгпа Ринпоче

Я

Мой комментарий к «В слове Бёрёлёёх-Кюёль больше всего Ё-букв» от antimantikora

Без разницы с кем дружить, если не с кем, так я думаю. Моя сенситивность вкупе с проблесками ясновидения - весьма неудобное свойство отчасти базовой комплектации, отчасти последующих практик, вещь в себе, магическая и беспощадная. Это как, к примеру, у тебя постоянно какао убегает. Вот соберешься вся, всю свою осознанность включишь, но пришел Ландыш за тунцом (он тунец консервированный очень любит), положишь ему в мисочку, станешь увлеченно наблюдать, как он по полу эту мисочку возит, повернешься к раковине, чтобы вымыть руки, и вот в этот момент, именно в этот момент, вся твоя реальность оказывается залитой горячим и сладким какао. Так что и не говорите, как принято говорить:)

На своем могильном камне я бы начёртала очень коряво предупреждаю, от руки: not dead, but sleeping, although, to be honest, she’s not here at all. Но кто ш мне даст

Посмотреть обсуждение, содержащее этот комментарий

Я

Nyalam - Saga

8 сентября. Встали мы рано, по Катманду было 7 часов, хотя там светает уже в 6, в Nyalam, закрытом горами, и в 7 еще сумерки. Температура 16ºС, влажность 68%. Самочувствие скорее удовлетворительное, чем хорошее: одышки и головной боли нет, но нет и бодрости. У меня пульс 68, у Люды 60, кислород у обоих 80%.



К восьми рассвело, и мы отправляемся на завтрак. Солнца пока нет, оно скрыто ближайшими вершинами высотой где-то около 4500 м. Находим Тхунду и идем в ту же кафешку, где были вчера. Завтрак, довольно скромный: вареные яйца, лепешки, чай и кофе, все, правда, горячее. Добавляем к этому баночку своего паштета. Погрузились в джип только в 9 часов. Сегодня нам предстоит проехать около 250 км. Ближайшая цель - перевал Thong La (другое его название - Yakri-Shungla La) высотой 5120 м, до него 56 км, перепад высот +1320 м. С перевала спускаемся на запад в озерно-речные долины уже на тибетском плато. Дальше - через невысокие водоразделы на север, в долину верховий одной из великих рек Индостана - Брахмапутры, на левом берегу которой на высоте 4280 м и стоит город Saga.

Едем по центральной улице Nyalam, на северной его окраине поворачиваем направо (налево - дорога в базовый лагерь Шиша Пангмы). Здесь полицейский пост, и Тхунду идет отмечать наши бумаги, предупредив, что пост фотографировать нельзя. От Nyalam дорога уходит на северо-восток в ущелье речушки Цан Бо и это все то же великолепное шоссе. Как на пути к перевалу, так и далее, на дороге нам периодически встречались бригады строительных рабочих-тибетцев, заканчивающих ее обустройство. Никакого жилья поблизости видно не было, привозили их на работу вместе с инструментом на тележках мини-тракторов.

Въезд в ущелье узкий, дорога проходит здесь по краю скального массива, слева крутая скала, на асфальте множество камешков - ночью был камнепад. Река остается справа, а мы едем вверх по борту ущелья. Далеко внизу в широком его ложе обширный по местным меркам желто-зеленый лоскутный массив полей ячменя и огородов. За ними - большая деревня (Кангаз), видна бетонированная улица, теплицы, колесные трактора, линия электропередачи. Постепенно склон выполаживается, по обочинам мелькают небольшие деревушки. Жилища здесь в традиционном тибетском стиле: огороженный каменным забором дворик, за ним каменная прямоугольная коробка с плоской крышей и большими окнами в ярко раскрашенных национальным орнаментом наличниках, все чисто выбелено.

От линии электропередачи к домам тянутся провода. Примечательно, что над жилищами нет печных труб. Хотя, как и в Непале, в Тибете сейчас начали использовать керосин и газ, основное местное топливо в жилых домах и на стойбищах пастухов по-прежнему аргал - навоз яков и овец. В ущелье Цан Бо (высота ~ 3900 м) еще доходят влажные ветра с юга, что позволяет выращивать здесь ячмень, картофель и другие овощи.



Ближе к перевалу влага уже не доходит, долина здесь сухая, травянистая растительностью скудная, и таков весь юго-западный Тибет, где возможен лишь выпас скота - овец, яков и лошадей. Где-то километрах в 7-8 от Nialam расположена пещера и монастырь известного тибетского поэта-йогина Миларепы (1040-1123 г.), сюда иногда заглядывают туристы, но мы проезжаем мимо.

(Дальше тут: https://sakhalin.info/files/78636)
Я

В Бурятии возрождается практика чод редкой линии Кхандро ненгьюд.

Озер Ринпоче, духовный преемник главы монгольских буддистов Халха Джецуна Дамбы Богдо-гегена Ринпоче IX, является держателем учения чод линии Венсапы и тайной линии Кхандро ненгьюд. Чод – уникальный метод, с помощью которого можно отсечь корень сансары – цепляния за самость личности и явлений. Практика чод помогает культивировать Бодхичитту и развивать правильное воззрение. В 2018-м году в мае впервые в России после советского периода в Республике Бурятия Озер Ринпоче даровал посвящение и комментарий на практику чод редкой линии Кхандро ненгьюд. Обязательством этого учения является прохождение большого ретрита по 108 источникам (Чумиг гьяца).

В течение четырёх месяцев с начала июня по середину октября восемь отважных практиков-чодпа ходили по реке Ходун, которая протекает по двум районам Бурятии: Кижингинскому и Хоринскому. По словам местных жителей, последние 7 лет в районах была засуха, но лето 2018-го года оказалось дождливым и урожайным.

(http://savetibet.ru/2019/04/25/chod.html?fbclid=IwAR2CyS_QKdUGk6wTCgy7XNqPVDGTD-Ccx4UbOJc9txRHGqj9_CfUzIiSPPQ)