Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Я

Могут быть преобразующими

В Главе 6 я говорил о жизни с точки зрения физиологии: «Жизнь — это то, что дышит и двигается». Определение жизни с точки зрения обмена веществ было связано с тем, что индивидуальные организмы в ОР имеют проницаемые границы. Генетическое определение добавило к этому биохимию и влияние окружающей среды, сделав жизнь эволюционным процессом с мутациями, которые отбирает окружающий нас мир. В биофизике жизнь представляет собой порядок, а энтропия побеждает порядок, в конечном счете, уничтожая жизнь.

Определение жизни с позиции радужной медицины, кроме того, включает в себя силу безмолвия, или намерение природы, которое связывает бытие с квантовой механикой и параллельными мирами. В радужной медицине, старение в общепринятой реальности рассматривается как износ тела. Однако в стране грез старение представляет собой субъективный, индивидуальный опыт. В мире сущности старение — это один из ликов силы безмолвия.

Например, многие люди сетуют на старение, говоря об усталости и обвисании частей тела. Желудок, плечи, грудь, яички и другие органы начинают ослабевать. Без упражнений тело расслабляется. Переживание этого процесса, вместо противодействия ему — например, с помощью упражнений — может быть весьма поучительным.

Я помню, как на одном из своих семинаров спросил женщину средних лет о ее переживаниях старения. Она рассказала, что в тот момент наиболее заметным переживанием старения для нее было «оседание». Он последовала моей рекомендации не просто говорить о старении, а переживать то, как она его описывает, и стоя, сгорбилась, осев вперед. Я предложил ей использовать свое осознание, и просто подчиниться тому, что хочет произойти. Она продолжала оседать, затем на мгновенье остановилась, чтобы заметить, что если она совсем расслабится, то поддастся силе тяготения. Затем, опустившись на пол, она сделала открытие. Земля ждала ее, поддерживала ее. Земля — объяснила она — «была как Бог». Когда она позволила себе опуститься в руки Бога, оседание превратилось для нее в духовный опыт. Когда она больше не могла держать себя, когда она отдалась на волю происходящего, то ощутила, что для нее существует что-то еще. Оседание было механической проблемой, связанной со старением, однако в стране грез старение превратилось в нечто божественное.

Я рекомендую вам использовать свое осознание. Поймите, что такие слова, как старение и подавленность, это обобщенные понятия, имеющие смысл применительно к общепринятой реальности, но отрицающие переживания страны грез, которые могут быть преобразующими. Вам, дорогой читатель, следует спросить себя о том, как вы определяете старение. Как вы переживаете старение в данный момент? Вместо того чтобы довольствоваться описание старения (как если бы оно что-то объясняло), потратьте немного времени и вчувствуйтесь в этот опыт. В порядке эксперимента, позвольте себе погрузиться в страну грез и поддайтесь своему опыту старения.

Перевоплотитесь и позвольте старению случиться, позвольте своему телу переживать и исследовать ваш теперешний опыт старения.

Когда этот опыт развернется, полностью выразившись, представьте себе образ человека, испытывающего развившееся у вас телесное чувство. Например, если вы устали и обнаруживаете, что расслабляетесь, вообразите расслабленного человека. Позвольте себе быть этим человеком, чтобы открыть для себя силу безмолвия, пытающуюся проявиться в вас в данный момент. Насладитесь этим переживанием и найдите его смысл.

Старение — это собирательное название до сих пор, по существу, неизвестного опыта, который пытается просветить вас в отношении вашей природы! С позиции, не принадлежащей к общепринятой реальности, существует сновидение, а не старение. Эта точка зрения близка главным духовным традициям и, в частности, буддизму.

Арнольд Минделл "Сила безмолвия"



1. https://www.litmir.me/br/?b=101857&p=1
2. https://ok.ru/video/817950231200
Я

Какие семь?

Однажды Благословенный пребывал в Саваттхи в роще Джеты в монастыре Анатхапиндики. И тогда, утром, Благословенный оделся, взял чашу и одеяние и отправился в дом домохозяина Анатхапиндики, где сел на подготовленное для него сиденье.

И в то время люди в доме Анатхапиндики создавали ужасную шумиху и гул. И тогда домохозяин Анатхапиндика подошёл к Благословенному, поклонился ему, и сел рядом. Благословенный сказал ему:

«Домохозяин, почему люди в твоём доме создают такую ужасную шумиху и гул, как будто рыбаки тянут рыбу?»

«Это моя невестка Суджата. Она богатая и пришла к нам из богатой семьи. Она не слушается своего свёкра, своей свекрови, своего мужа. Она даже не чтит, не ценит, не уважает и не почитает Благословенного».

Тогда Благословенный обратился к Суджате: «Подойди, Суджата».

«Хорошо, Господин» – ответила она, подошла к Благословенному, поклонилась ему, и села рядом. Благословенный сказал ей:

«Суджата, у мужчины может быть семь видов жён. Какие семь?

* (1) жена как убийца,
* (2) жена как вор,
* (3) жена как тиран,
* (4) жена как мать,
* (5) жена как сестра,
* (6) жена как друг,
* (7) жена как раб.

У мужчины может быть семь видов жён. Какая из них ты?»

«Господин, я не понимаю в подробностях значение утверждения, сказанного Благословенным кратко. Пусть Благословенный научит меня Дхамме так, чтобы я смогла понять в подробностях значение того, что было сказано вкратце».

«В таком случае, Суджата, слушай внимательно. Я буду говорить».

«Да, Господин» – ответила она. Благословенный сказал:

«Ум её ненависти полон и сочувствия лишён,
Жаждет она других и мужа презирает.
Хочет убить она того, богатством кто её купил:
Жена такая именуется «убийцей».

Как только добывает муж богатство
Сельским хозяйством, ремеслом, торговлей,
Она пытается его украсть, пусть даже [добывает] он немного.
Жену такую «вором» называют.

Ленивая обжора, не хотящая работать,
Резка и яростна, груба в своих речах.
Господствует она над теми, кто её содержит:
Жена такая называется «тираном».

Сочувствия полна, великодушна,
Мужа хранит как будто собственного сына,
Оберегает накопления, что заработал он:
Жену такую величают «мамой».

О муже мнения высокого она,
Точно сестра о брате своём старшем.
Честна и мужа волю исполняет:
Жену такую звать будут «сестрою».

Каждый раз радуется, если видит мужа,
Как другу после длительной разлуки,
Воспитана и нравственна, мужу всегда верна:
Жена такая будет зваться «другом».

Та, что всегда спокойна, терпит всё,
Даже когда ей палкой угрожают,
С умом беззлобным терпит мужа своего,
Всё сносит, подчиняясь воле мужа:
Жена такая называется «рабыней».

И все те жёны, названы что здесь
Убийцей, вором и тираном –
Безнравственны, грубы, резки,
С распадом тела ад их ожидает.

Но все те жёны, названы что здесь
Рабыней, мамой, другом и сестрою –
Стойкие в нравственности, себя обуздав,
С распадом тела в мир небесный попадают.

У мужчины, Суджата, может быть семь видов жён. Какая из них ты?»



1. http://www.theravada.ru/Teaching/Canon/Suttanta/Texts/an7_63-bhariya-sutta-sv.htm
2. https://ok.ru/video/1016603085369
Я

Мистическое участие

Можно было бы сказать, что сон представлялся символическим, поскольку он не выражал ситуацию непосредственно, но косвенно, с помощью метафоры, которую я сначала не мог понять. Когда подобное случается (а такое бывает часто), то это не преднамеренный «обман» сна, но всего лишь отражение недостатка в нашем понимании эмоционально нагруженного образного языка. В своем каждодневном опыте нам необходимо определять вещи как можно точнее, и поэтому мы научились отвергать издержки декоративной фантазии языка и мыслей, теряя таким образом качества, столь характерные для первобытного сознания. Большинство из нас склонно приписывать бессознательному те нереальные психические ассоциации, которые вызывают тот или иной объект или идея. Первобытные же представители, со своей стороны, по-прежнему признают существование психических качеств за предметами внешнего мира; они наделяют животных, растения или камни силами, которые мы считаем неестественными и неприемлемыми.

Обитатель африканских джунглей воспринимает ночное видение в лице знахаря, который временно принял его очертания. Или он принимает его за лесную душу, или духа предка своего племени. Дерево может играть жизненно важную роль в судьбе дикаря, очевидно, передавая ему свою собственную душу и голос, и со своей стороны сам человек сопряжен с чувством, что он разделяет его судьбу, судьбу дерева. В Южной Америке есть индейцы, убежденные, что они попугаи красный арара, хотя и знают, что у них нет перьев, крыльев и клюва. Для дикаря предметы не имеют столь отчетливых границ, какие они приобретают в наших «рациональных обществах».

То, что психологи называют психической идентичностью или «мистическим участием», устранено из нашего предметного мира. А это как раз и есть тот нимб, тот ореол бессознательных ассоциаций, который придает такой красочный и фантастический смысл первобытному миру. Мы утратили его до такой степени, что при встрече совершенно не узнаем. В нас самих подобные вещи умещаются ниже порога восприятия; когда же они случайно выходят на поверхность сознания, мы считаем, что здесь уже не все в порядке.

Неоднократно мне приходилось консультировать высокообразованных и интеллигентных людей, которые видели глубоко потрясшие их сны, сталкивались с фантазиями или видениями. Они считали, что никто в здравом уме и трезвой памяти ничего подобного испытывать не может, а тот, кто все же сталкивается с подобным, явно не в своем уме. Один богослов однажды сказал мне, что видения Иезекииля не что иное как болезненные симптомы, и что когда Моисей и другие пророки слышали «голоса», они страдали от галлюцинаций. Можете себе представить весь его ужас, когда нечто подобное «неожиданно» произошло с ним. Мы настолько привыкли к «очевидно» рациональной природе нашего мира, что уже не можем представить себе ничего выходящего за рамки здравого смысла. Дикарь, сталкиваясь с шокирующими явления, не сомневается в собственной психической полноценности; он размышляет о фетишах, духах или богах.

Однако наши эмоции, в сущности, те же. Ужасы, порождаемые нашей рафинированной цивилизацией, могут оказаться еще более угрожающими, чем те, которые дикари приписывают демонам. Порой положение современного цивилизованного человека напоминает мне одного психического больного из моей клиники, который сам некогда был врачом. Однажды утром я спросил его, как дела. Он ответил, что провел изумительную ночь, дезинфицируя небо сулемой, но в ходе такой санитарной обработки Бога ему обнаружить не удалось. Здесь мы имеем налицо невроз или нечто похуже. Вместо Бога или «страха Бога» оказывается невроз беспокойства или фобия. Эмоция осталась по сути той же, но ее объект переменил к худшему и название и смысл.

Вспоминается профессор философии, который однажды консультировался у меня по поводу раковой фобии. Он был убежден, что у него злокачественная опухоль, хотя десятки рентгеновских снимков ничего подобного не подтверждали. «Я знаю, что ничего нет, — сказал он, — но ведь могло бы быть». Откуда могла возникнуть подобная мысль? Очевидно, она появилась вследствие страха, внушенного явно неосознанным размышлением. Болезненная мысль овладела им и держала под своим собственным контролем.

Образованный человек, допустить подобное ему было труднее, чем дикарю пожаловаться, что досаждают духи. Злобное влияние злых духов — в первобытной культуре, по крайней мере, допустимое предположение, но цивилизованному человеку нужно весьма глубоко переживать, чтобы согласиться, что его неприятности — всего лишь дурацкая игра воображения. Первобытное явление «наваждения» не растворилось в цивилизации, оно осталось таким же. Лишь толкуется иным, менее привлекательным, образом.

Карл Густав Юнг "Архетип и символ"



(https://m.ok.ru/video/2142428400235)
Я

Смысл

Не следует всецело полагаться на энергию ранее накопленной благой кармы, поскольку мы не можем быть уверены, что она по-прежнему продолжает оказывать положительное влияние на нашу жизнь в данный момент. Реши мы целиком понадеяться на былые заслуги, и может статься, что к моменту смерти наши шансы на новое рождение в мире людей окажутся ничтожно малы. Но, если мы накопили существенный положительный потенциал в этой жизни, мы сможем смело довериться ему, покидая этот мир. Тогда, даже если условия нашего теперешнего существования станут невыносимыми, мы всегда можем ожидать лучшего в будущих жизнях.

Должным образом исследовав поток нашей активности, мы, вполне возможно, обнаружим, что не совершили в прошлом благих деяний, на которые теперь можно было бы положиться, или поймём, что хотя и творили добро, однако не столь интенсивно, чтобы можно было полностью доверить ему своё будущее. Если дело обстоит именно так, то нам следует поступать исключительно осторожно. Не позволяйте уму расслабиться и пассивно ожидать «снисхождения блага», ибо это будет означать, что вы занимаетесь самообманом, существуя в некоей вымышленной реальности. Для нас очень важно, заняв конструктивную, деятельную позицию, творить добро в нашей теперешней жизни, полной свобод и возможностей.

Многие люди задаются вопросом, означает ли практика Дхармы обязательный уход из мира, отказ от общественной жизни, домашнего очага, родных и близких. Естественно, если это в наших силах, мы должны практиковать именно таким образом. Но существует и множество иных способов следовать Дхарме, стараясь по мере сил развить доброе сердце и, отказавшись в повседневной жизни от таких неблагих деяний, как ложь и воровство, быть людьми честными и добродетельными, трудиться на благо других, укрощать пыл своих страстей, стремясь достичь удовлетворённости. Тем, у кого нет возможности целиком и полностью посвятить себя духовным практикам, следует постараться время от времени начитывать шестислоговую мантру божества сострадания Авалокитешвары Ом Мани Падме Хум, что также является Дхармой.

Когда мы внимательны и осознанны, наша повседневная жизнь обретает смысл. Те, в ком по-прежнему сильны дурные привычки, такие как леность, лживость, склонность к сквернословию и насилию, тенденции сеять вражду и ссоры среди окружающих и намеренно причинять им вред, должны начиная с сегодняшнего дня стремиться минимизировать свою вовлечённость в подобного рода активности. Тем, кто занимается бизнесом, следует прилагать все возможные усилия к тому, чтобы всегда быть честными с контрагентами, не прибегать к обману и изживать в себе алчность. Это тоже Дхарма.

Тензин Гьяцо "Комментарий на «37 практик Бодхисаттвы»"



(https://www.himalayanart.org/items/89001)
Я

Драгоценность сердца

5
Кто, окружение скверное избрав,
Потворствует трём ядам омрачения, —
Тот приведёт в упадок, подорвав
Активность медитации, анализа, учения.

Чтобы их влияния тлетворного не испытать,
Лишающего нас любви и сострадания,
Друзей дурных старайся избегать —
Так поступает мудрый бодхисаттва.

6
В кругу друзей достойных замечаешь,
Как все твои изъяны словно тают,
Благие качества же только прибывают,
Как прибывает в небесах луна.

Духовный брат твой свят и благороден,
Ты дорожи им больше, чем собою,
Храни его, как драгоценность сердца, —
Вот практика сынов Победоносных.

7
Закованные сами в цепи кармы,
Беспомощные узники сансары,
Мирские боги вас спасти не смогут.
Что толку обращаться к ним с мольбою?

Коль ищешь ты от бед спасения,
Прибежище прими в благонадёжных,
Трёх драгоценностях непогрешимых —
Так поступает сын Победоносных.

Гьялсэ Тогме Сангпо «37 практик бодхисаттвы»



(https://www.himalayanart.org/items/469)
Я

Может принести пользу многим людям

Вторым местом после Иерусалима, которое посетил на Западе Калу Ринпоче, был Рим. Ему удалось встретиться с Папой Павлом VI. Это был первый в истории разговор Папы и тибетского ламы.

Лама Гьялцен присутствовал во время этой беседы и сохранил о ней живые воспоминания. Вначале Калу Ринпоче представился, рассказал о ситуации в Восточном Тибете и обозначил цель своей деятельности: «Я пытаюсь принести пользу всем существам».

Он говорил о том, что его беспокоило: «В наши дни на земле много войн, много трудностей. Оттого, что люди не держат обетов и не выполняют обещаний, в мире столько бед и страданий. Я прошу вас молиться о том, чтобы люди уважали свои обеты и обещания и в мире воцарилась гармония».

Как вспоминает Лама Гьялцен, во время этой встречи лица главы католической церкви и тибетского ламы светились счастьем. Между ними возникло глубокое взаимопонимание и уважение. Позже Калу Ринпоче не раз говорил, что слова Папы вдохновили его миссию на Западе.

Идеи Калу Ринпоче всегда выходили за рамки тибетских представлений. Тибетцы, как правило, не стремятся к общению с представителями других религий. Перед своей первой поездкой Калу Ринпоче сказал, что ему хотелось бы встретиться с опытными представителями христианства. Многим это показалось странным. О чем великому ламе говорить с христианами? «Это полезно», – ответил Калу Ринпоче.

Еще в Кхаме Ринпоче слышал о христианстве от проживающих там миссионеров. Они перевели несколько христианских книг на тибетский, рассказывали о Боге, о рае и аде, помогали беднякам. Однако у миссионеров и лам были разные цели. Миссионеры проповедовали повсюду, чтобы обратить людей в христианство. Подход лам был иным: все свое время они посвящали практике на благо всех существ, а если кто-то хотел стать буддистом, они ему помогали. Они не считали необходимым обращать народ в буддизм. Стремление христиан окрестить всех без разбора тибетцам совсем не нравилось. Например, в городе Кангце Маратонг, расположенном в Кхаме, миссионеры построили высокие здания, а кхампы расценили это как проявление захватнических планов, оскорбились и сожгли здания дотла.

Живя в Кхаме, Калу Ринпоче прочел несколько книг, переведенных миссионерами. К его сожалению, он не нашел их глубокими. В книгах говорилось лишь о том, что добро ведет на небеса, а грех – в преисподнюю. Там не было ви́дения абсолютной реальности, не было ничего, сопоставимого с Освобождением или состоянием Будды. Однако это сожаление было далеким от осуждения. С тех пор Калу Ринпоче часто говорил, что христианство, определенно, является целостной религией, но преподносят ее примитивно. Версия, которую представили ему, не содержала глубоких поучений.

Желая лучше узнать христианство и встретить священников, способных открыть глубокий смысл этой религии, Калу Ринпоче решил посетить святые места в Израиле и встретиться с Папой Римским. Затем, будучи в Америке и Канаде, он общался со многими священниками и проповедниками. Особенно интересная встреча произошла благодаря М. Лалунгпе – тибетцу, который жил в США и прекрасно владел английским. Калу Ринпоче о многом спрашивал христиан и сам отвечал на их вопросы. И христиане, и Калу Ринпоче были очень довольны ответами, которые получили. После этого Калу Ринпоче часто говорил, что ему нравится христианство и что оно, без сомнения, может принести пользу многим людям.

Кьябдже Калу Ринпоче "Совершенный буддизм. Жизнь, достойная подражания"



1. https://ok.ru/video/2842971671247
2. https://ok.ru/video/2842985302735
3. https://ok.ru/video/2843069516495
Я

В одной точке

Индейские дети подготавливались к посту уже шестилетними. Способность выносить боль, контакт с таинственными высшими силами, одиночество и боязнь явлений природы приводят их в соприкосновение с духовным защитником, который уверенно ведет по жизни. Физические и психические явления, связанные с лишениями, оживляют в нас бессознательный динамический пласт, вводят в поле зрения жизненную ситуацию и тайные, желания индивидуума в форме метафорических видений. Подавление чувственного восприятия и привычных физических процессов являются самым действенным методом настраивания духа и тела на трансперсональное, благодаря чему активизируется внутренняя мудрость тела и психика. Тот, кто хочет установить контакт с внутренней самостью, должен сначала выключить те механизмы, которые поддерживают стабильность собственного «Я», зафиксированного на процессах внешнего мира. Такими средствами являются: одиночество, монотонность, сужение области концентрации в процессе молитвы и песнопения, отчего повседневная реальность уходит, растворяется и заменяется паралогической внутренней реальностью. Мы склоняемся к тому, что переживания, связанные с видением, должны быть полностью перенесены вовнутрь. Для переживающего видение не существует внутреннего и внешнего; то и другое возникают для него в одной точке — в сознании, и оно становится для него той категорией, которая объединяет дух и материю, внутренний и внешний мир. То, что находится внутри, находится и снаружи, и наоборот. Противоречия, которые характеризуют нашу привычную реальность, здесь снимаются. Для «визионеров» существуют не только внутренние переживания. Потусторонние существа также оставляют свои следы и знаки в нашем материальном мире, животные из окружающего мира приближаются к адепту, гладят его тело и говорят с ним. «Визионер» находится в гармонии с окружающим миром, при этом разделение среди живых существ и разновидностей слабое и взаимопонимание возможно между различными видами.

Артур Амиотт, современный художник сью, ученик целителя сью Пета Кача, наблюдал, как во время его поста, посвященного Манку, над ним кружили орлы и рождали в нем ощущение, что они как бы управляли церемонией поста. Он то и дело упоминает о связи со всеми стихиями природы и со всеми животными. Поведение природных сил по отношению к ищущему является отражением его собственного состояния. Амиотт, у которого было во время первого поста несколько переживаний подобного рода, связанных с облаками, коровами, ястребами, описывает, как он строил свои внутренние отношения с одной птицей.

«Маленькая коричневая птица подлетела близко, села на пинию, удаленную от меня на четыре метра. Я разговаривал с ней, как с бабочкой; были и другие птицы на дереве — на севере, востоке и юге — и они чирикали, словно в ответ. Ощущение, что ты понят, ощущение себя частью этого места пробудило во мне желание остаться там навсегда. Одна из птиц, синяя, оставалась еще долго после того, как другие улетели и прилетала вновь в следующие два дня; она прилетала всегда одна, к одному и тому же дереву, где сидела часами и наблюдала за мной. Всякий раз я предлагал ей свисток. Тогда я еще не знал, что она вернулась, чтобы в течение следующих трех лет сидеть на дереве, восточнее от меня и исполнять для меня песнь ободрения, слова которой я стал понимать во время третьего поста и петь которую стал во время четвертого»

Бывший физик Герхард Кунце, который жил некоторое время у мексиканских хуихол, познал подобные состояния, после чего шаман Падро де Харо сказал ему: «Ты не должен ничего пить и есть в течение пяти дней. И когда ты выпьешь воды на пятый день, тебе явится старуха». «Пять дней? — спросил, ужаснувшись, Кунце. — Этого ни один человек не переживет!» «Это можно пережить», — возразил с нажимом Педро де Харо. Кунце — один из немногих европейцев, набравшихся мужества подвергнуть себя шаманским техникам изменения сознания; он приступил к выполнению первого упражнения Мара Акаме: пост, одиночество, молитва. Во время его путешествия по долине Рио Верде уже в первый день обнаружились «знаки» и начались странные встречи с животными. Первой его целый день сопровождала цапля, которая пролетала всякий раз 100 метров в определенном направлении, затем опускалась и ждала Кунце. Позднее его сопровождал орел, показывая ему самый удобный путь сквозь чащобу до тех пор, пока Кунце не последовал его совету и лишь затем улетел. Другую форму знака он получил, когда им управляла Библия, единственная книга, которую он взял с собой, — всякий раз, когда он нуждался в помощи, она открывалась на нужном месте. Раскрытые страницы Библии давали ему поразительно верный ответ. Позже, уже в конце поста, когда он от бесконечной жажды хотел отведать воды из источника, один из крупных мексиканских шершней ужалил его в ногу, которая быстро вздулась. Означало ли это, что он не должен был отправляться по долине в обратный путь, в цивилизацию? Его охватил смертельный ужас. Он опустился на колени и стал молиться, и, спустя две минуты, боль ослабела, а еще через несколько минут исчезли совершенно опухоль и рана от укуса. Означало ли это, что шершень предостерег его от преждевременного прекращения эксперимента?

Хольгер Кальвайт "Шаманы, целители, знахари. Древнейшие учения, дарованные самой жизнью"

Я

Всё кажется реальным

Все наши переживания и сны - просто магические проявления наших мыслей. До тех пор, пока мы не устранили, не растворили свои мысли, создание кармы и возникновение беспокоящих эмоций не прекратятся. Жизнь подобна магической иллюзии или сновидению. Поскольку мы спим и находимся в бессознательном состоянии, нам снятся всевозможные события, доставляющие удовольствие или причиняющие боль. В этом сне всё кажется реальным. Однако, как только мы просыпаемся, нам тут же становится очевидно, что все переживания лишены истинного бытия.

Чокьи Ньима Ринпоче