Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Я

Откуда взялся Муми-тролль?

По словам Софии Янссон, племянницы Туве, история появления Муми-тролля на свет такова. На острове, где семья Янссон проводила каждое лето, туалет находился не в доме, а на улице. Изнутри он был обит картоном. На этом картоне все члены семьи любили рисовать и писать, там шла очень бурная переписка, например, с братьями они размышляли о философских проблемах. Однажды брат написал там какую-то историю о Канте. Туве не могла придумать что-то ему в ответ и нарисовала какое-то существо. Тогда она сказала, что это было самое некрасивое существо, какое только она могла придумать. Это и был первый Муми-тролль.

Впервые фигурка Муми-тролля, как личная эмблема-подпись Янссон, была опубликована на ее антигитлеровском плакате в конце 30-х годов.

Четыре месяца в году вся семья Янссон проводила в домике на острове в Пеллинки, что в 50 километрах от Порвоо. Они арендовали коттедж у местных рыбаков в конце мая и возвращались в город в начале сентября. На этом острове живет около 300 человек. Именно этот остров, уютный дом, где жила дружная семья, леса вокруг дома, море и крошечные острова послужили праобразом мира, впоследствии описанного Туве в книгах о мумии-троллях.

В детстве другом Туве был Erick Tawaststjerna, который повзрослев стал музыкальным критиком и биографом Яна Сибелиуса. Туве не любила учиться в школе. Она говорила, что школа была скучной и она “забыла о ней все, в том числе, почему боялась её”. По вечерам Туве сидела перед огнем в студии и слушала рассказы своей матери о Моисее и об Исааке, о людях, которые тоскуют по своей стране, либо теряются, а затем находят свой путь. О том, что большинство людей зачастую чувствуют себя немного одиноко.

(http://moomi-troll.ru/)



Я

74. Истинное преображение.

Рёнан посвятил свою жизнь изучению Дзен. Однажды он услышал, что его племянник, несмотря на увещевания родственников, тратит деньги на куртизанок. Поскольку племянник занял место Рёнана в управлении семейным имуществом и благосостояние семьи оказалось в опасности, родственники обратились к Рёнану с просьбой что-то предпринять.

Рёнан отправился в долгий путь, чтобы навестить племянника, которого он не видел много лет. Казалось, племянник рад был снова увидеть дядю и пригласил его остаться переночевать.

Всю ночь Рёнан сидел в медитации. Когда утром он собрался уезжать, он сказал юноше:

"Я уже стар, руки мои дрожат. Не поможешь ли ты завязать мне шнурки на сандалиях?"

Племянник охотно помог ему.

"Спасибо, — сказал Рёнан. — Ты видишь: человек стареет и слабеет день ото дня. Береги себя."

И Рёнан уехал, ни слова не упомянув о куртизанках или жалобах родственников.

Но с этого дня племянник прекратил беспутную и расточительную жизнь.

"Плоть и кости Дзен. 101 Дзенская история"

Я

Объективно

Однажды Наропа чинно сидел перед своим университетом, подставив спину солнцу и изучая трактат по Гуясамаджа-тантре; но вдруг на него упала странная тень. Он обернулся и увидел позади себя мерзкую старуху с тридцатью семью признаками абсолютного уродства. Глаза старухи были красными и глубоко посаженными. Растрёпанные волосы были лисьего цвета. Лоб был широк и выпирал вперёд. Лицо её было морщинистым и ссохшимся. Уши были длинными и бугорчатыми, а нос кривым и воспалённым. У старухи также имелась рыжая бородка с белыми полосками. Её зияющий рот был искривлён и полон гнилых, искрошенных зубов. Она постоянно делала жующие движения, смачивая языком губы. Цвет её лица был тёмно-синий, а кожа – грубой и толстой. Когда она зевала, то раздавался неприятный свист – шепелявый и прерывистый. По её щекам непрестанно текли слёзы, при этом она вся дрожала и задыхалась. У неё было уродливое тело с искривлённой шеей, при этом она была ещё и горбата, а будучи хромой, при ходьбе она опиралась на толстую палку. Старуха молча в упор смотрела на Наропу.

Такого он ещё не видел. Пока поражённый Наропа рассматривал старуху, она обратилась к нему с вопросом:
– Что ты читаешь, пандит?
– Я читаю трактат по Гуясамаджа-тантре – ответил он.

Старуха вновь спросила его:
– И ты понимаешь что в нём написано?
– Да – твёрдо сказал Наропа и начал читать текст вслух.
– Ты понимаешь текст, или его смысл? – Вновь спросила старуха.
– Я хорошо понимаю текст этой тантры, – уверенно произнёс Наропа.

Услышав такой ответ, старая женщина стала танцевать от радости, смеяться и подбрасывать вверх свою палку. При этом она преобразилась и стала выглядеть невыразимо красивой.

Возгордившись и желая ещё больше осчастливить старуху, Наропа добавил:
– Я также понимаю и его смысл.

Не успел он произнести эти слова, как старуха стала ещё уродливей, чем была прежде. Она задрожала и, бросив на землю свою палку, зарыдала.

– Тут ты врёшь! – вдруг сквозь слёзы сказала она.

Наропа растерянно спросил:
– Почему ты была такой счастливой, когда я сказал, что понимаю текст трактата, но стала столь несчастной, как только я добавил, что понимаю также и его смысл?
– Я почувствовала себя счастливой, когда ты, великий и прославленный пандит, не солгал мне и откровенно признался, что понимаешь только текст. Но мне стало печально после того, как та солгал мне заявив, что тебе также понятен и смысл трактата – смысл, который ты не в состоянии понять.

Наропа покраснел, поскольку стало очевидно, что сказанное им не соответствовало истине. Он не был практикующим йогином и не имел прямого духовного опыта переживания осознания-доказательства, поэтому мог разбираться в Учении только на уровне интеллекта.

Пристыженный Наропа вынужден был признать справедливость обвинения; в тот же момент он осознал, что в образе старой женщины перед ним стоит воплощение Ваджрадакини. Потупясь, он спросил у неё:
– Кто же сможет открыть мне истинный смысл?
– Во всём мире нет никого, кроме моего брата Тилопы, кто бы понимал истинный смысл этого трактата, – спокойно ответила Ваджрадакини.

При одном только упоминании имени Тилопы Наропу охватило сильное волнение, доселе не испытанное им. Его ум стал заполнен единственной, настойчивой мыслью – мыслью о необходимости встретиться с Тилопой, – и непреодолимым желанием немедленно пойти на его поиски.

– Где же живёт твой брат? Познакомь меня с ним скорей! – воскликнул Наропа.
– Где он находится – неизвестно; если ты хочешь встретиться с ним, я могу тебе в этом поспособствовать, но вот найти его ты должен сам. Найдя, почти его и моли дать тебе наставления, способные подвигнуть тебя к пониманию смысла, – промолвила Ваджрадакини.

Сказав так, она превратилась в радугу и бесследно растворилась в небе.

После этой знаменательной встречи смятение в душе Наропы стало возрастать с каждым часом. Он сосредотачивался на образе старухи с тридцатью семью безобразными признаками и, приняв каждый из них в качестве объекта исследования, пришёл к выводу, что объективно сансара представляет собой несчастье, ибо содержит тридцать семь видов неудовлетворённости. Субъективно – тело с его тридцатью семью нечистыми субстанциями непостоянно и должно быть разрушено, и что мистически человек подходит к пониманию вместерожденной мудрости через сосредоточение на тридцати семи каналах и тридцати семи видах созидательной способности. В конце концов он заключил, что у него нет другого выхода, кроме как оставить Наланду и идти искать тантрического Гуру – Тилопу.

(http://abhidharma.ru/A/Guru%20Mahasiddhi/Naropa.htm)

Я

Обеты Бхайшаджьягуру

Шестой великий обет.

Обещаю, что, когда я приду в мир и обрету бодхи, все живые существа, чье тело слабо, у которых недостает органов чувств, которые безобразны, уродливы, глупы, слепы, глухи, немы, безгласны, скрючены, хромы на обе ноги, горбаты, больны проказой, безумны, подвержены всякого рода болезням и страданиям, обретут стройность, смышленость и мудрость, услышав мое имя. Все их органы чувств будут совершенны, они не будут болеть и страдать.

Седьмой великий обет.

Обещаю, что, когда я приду в мир и обрету бодхи, все живые существа, которые болеют, страдают, не могут обрести избавления от страдании, не имеют прибежища, к которому они могли бы обратиться, не имеют лекарей, не имеют лекарств, не имеют родственников, не имеют семьи, не имеют пищи, бедны, испытывают множество страданий, мгновенно избавятся от всех болезней, едва лишь мое имя достигнет их ушей. Их тело и сознание будут пребывать в спокойствии и радости, их семья и родственники обретут благосостояние, они разбогатеют, будут иметь все необходимое, а также достигнут подтверждения наивысшего бодхи.

(Из "Сутры основных обетов, заслуг и добродетелей Будды Наставника Врачевания Лазуритовое Сияние (Менла, Бхайшаджьягуру)")

Я

Как солнце, свободное от туч

Обычно мы любим наших детей, родителей и членов семьи. Это также является разновидностью любящей доброты. Но этот тип любящей доброты не длится долго, так как такая любовь рано или поздно трансформируется в желание и привязанность. Например, если кто-то сделает больно кому-то из нашей семьи, то мы быстро воспылаем ненавистью к обидчикам. В этот самый миг любящая доброта в наших сердцах мгновенно превратится в ненависть. Итак, если наше сознание преисполнено желаниями и привязанностью, то вместо любящей доброты наши сердца будут преисполнены ненавистью. Если наше сознание преисполнено желанием и привязанностью к семье, детям и родителям, то это еще не истинная любящая доброта. Мысли, которые в своей основе имеют желание и привязанность, в любой момент могут превратиться в ненависть.

Если кто-то из ваших друзей всегда вам помогал, но однажды сделал что-то, что причинило вам боль, вы забываете все добро, которое этот человек когда-то сделал. Все это происходит именно потому, что сознание, преисполненное желаниями и привязанностью, может превратиться в сознание, преисполненное ненавистью (в этом случае от любви до ненависти и вправду один шаг).

Когда нас переполняют сильные желания и привязанность, мы быстро погружаемся во тьму, именно так как солнце укрывается темными тучами. Когда желание и привязанность становятся еще более сильными, мы все больше погружаемся в состояние неведения. Именно поэтому не следует развивать чувство сильного желания и привязанности к тем, кого мы любим. Кстати, очень часто ближайшие нам люди – это наши кармические кредиторы. Они находятся здесь, тратя наши деньги, живя в наших домах и используя все, что мы имеем. Неужели не так ведут себя настоящие кредиторы? С другой стороны, мы не должны с ненавистью действовать по отношению к нашим врагам, так как они когда-то также были нашими детьми, в прошлых жизнях они также помогали нам. Итак, нам надо относиться к друзьям и к врагам с одинаковым чувством любящей доброты и сочувствия.

Если мы не способны на это, то будем все больше озабочены тем, что правильно, а что неправильно, что является хорошим, а что плохим. Тогда мы, в самом деле, будем находиться в ловушке неведения. Если мы можем быть уравновешенными, наше сознание будет как солнце, свободное от туч. Вот почему так важно оставаться свободными от желания и ненависти.

Гарчен Ринпоче

Я

Древние традиции: китайские «лотосовые ножки» как гарантия счастливого замужества



(https://kulturologia.ru/blogs/180715/25360/)

Начиная с 1600-годов подобную традицию неоднократно пытались запретить, но она просуществовала до начала 20-го века. Вот что говорили китайские мужчины про обладательниц «лотосовых ножек»:

«Крошечная нога свидетельствует о добропорядочности женщины…»

«Женщины, не прошедшие обряда «бинтования ног», выглядят как мужчины, поскольку крошечная нога и является знаком различия…»

«Крошечная ступня мягка, и прикосновение к ней чрезвычайно волнует…»

«Грациозная походка дает наблюдателю смешанное чувство со страдания и жалости…»

«Ложась спать, обладательницы естественных ног неловки и тяжеловесны, а крошечные ступни мягко проникают под покрывало…»

«Женщина с большими ногами не заботится об очаровании, а обладательницы крошечных ножек часто омывают их и используют благовония, чтобы очаровывать всех находящихся вблизи них…»

«При ходьбе нога естественной формы выглядит куда менее эстетично…»

«Все приветствуют крошечный размер ноги, ее считают драгоценной…»

«Мужчины так жаждали ее, что обладательницам крошечных ног сопутствовал гармоничный брак…»

«Крошечные ножки дают возможность всецело ощутить разнообразие удовольствий и любовных ощущений…»
Я

Канун уходящего года.

Бүдүү айы – канун или последний месяц уходящего года. Шагаа — Новый год по лунному календарю, праздник обновления, поэтому смысл его проведения заключается, в первую очередь, в очищении. Бүдүү айы делится на несколько частей – духовное очищение, очищение дома, распаковка запасов к Шагаа, шитье новой одежды.

В бүдүү айы каждый человек и каждая семья должны провести обряд внешнего очищения своего аала (квартиры, дома, двора). Эти действия называются кактаныр, арыгланыр, т.е. «трясти», «очищать» всякую грязь, скверну, которые накопились за год. Вещи из дома выносят, чистят, вытряхивают, а старое и непригодное выбрасывают. Эта уборка, в которой участвуют все члены семьи, имеет глубокий философский смысл: вычищается не столько мусор, сколько болезни и плохие мысли. Чистое жилище должно было принести благополучие и процветание его обитателям. Особое внимание уделялось и домашнему алтарю, на котором размещались культовые статуэтки бурганов. В знак уважения и почтения их моют, чистят, перед ними ставят белую пищу и зажигают лампадки.

В последний месяц уходящего года обязательным было и духовное очищение. Все помыслы и деяния, совершенные в это время, умножаются во много раз, и плохие, и хорошие, поэтому важно быть добродетельным. Также принято просить прошения и прощать самому. Чем больше добра человек делает другим, тем больше добра приходит к самому человеку и его семье. В бүдүү айы запрещалось злоупотреблять алкоголем. Так как наши предки верили, что нарушение данного запрета принесет с собой в будущем году трудности, невзгоды и болезни. Этот месяц принято проводить в кругу семьи, помогая друг другу в приготовлениях к Шагаа. Совместная деятельность в атмосфере взаимопонимания и взаимопомощи были залогом будущего благополучия семьи.

Для Шагаа готовят в основном вареную баранину, различные виды выпечки (боова - пресные лепешки, боорзак– печенье в виде жаренных в топленом масле кусочков теста) и белую пищу (ак чем). К белой пище относятся различные виды молочных продуктов: сүттүг шай - молочный чай, саржаг - топленное масло, өреме - молочная пенка, быштак - пресный и прессованный сыры, курут - разные виды высушенной гущи, полученной из кислого молоко и др. Белую пищу ставили в почетной части юрты – дөр, перед буддийским алтарем, как подношение божествам.Также белую пищу использовали в обряде саӊ салыр. Важно было, чтобы праздничный стол ломился от изобилия вкусной еды. Считалось, что это залог благополучия и богатства в Новом году.

(По материалам Тувинского Культурного центра)